Напомним, 9 июня в труднодоступные села Катангского района, куда добраться можно только по воде, отправились одиннадцать представителей Братской епархии во главе с епископом Братским и Усть-Илимским. Помимо священников ехали и миряне: педагоги православной гимназии, сотрудники социального отдела епархии, певчие и журналисты. Подобные экспедиции осуществляются уже третье лето подряд: в 2013 году сплавлялись по Лене, прошлым летом к ленскому маршруту добавился и нижне-тунгусский. Так что в этом году люди, живущие без своих храмов и священников, миссионеров ждали. Во всех населенных пунктах, куда заехали братчане, жители принимали крещение: в Подволошино – 25 человек, в Непе – 2, в Преображенке – 13, в Ербогачене – 6. Еще двадцать новых членов Православная Церковь приобрела в эвенкийском поселке Хамакар, где православные священники побывали впервые.

Во всех селах были отслужены панихиды, по просьбе жителей освящали жилые дома и социальные объекты, проводили встречи с педагогами и представителями местной власти. Во многих селах служили Божественную Литургию, давая возможность  верующим приступить к главному Таинству. В подарок люди получали Евангелие, православную литературу и иконки святого князя Владимира, крестителя Руси, 1000-летие со дня упокоение которого Церковь отмечает в этом году.

В ходе этой экспедиции было освящено Даниловское нефтяное месторождение и база геодезистов в поселке Калинино. В заброшенном селе Гаженка был установлен поклонный крест.

Приятные вести ожидали миссионеров в самых крупных селах – Подволошино и Преображенка. За минувший год живущие в них православные сплотились, образовали приходы и теперь намерены строить храмы.

Проведя в непрерывной дороге две неделе, преодолев по воде и по воздуху сотни километров, 25 июня миссионеры вернулись в Братск. Но лишь на несколько дней. В начале следующей недели запланирован очередной сплав. Теперь – по Лене.

— Мы предпринимаем шаги, которые можно даже назвать неэффективными с точки зрения вложения сил и средств, — комментировал в одном из своих интервью епископ Братский и Усть-Илимский Максимилиан подобные экспедиции. – Допустим, если город с населением 150 тысяч, то, устраивая там мероприятие, можно надеяться, что на него придет достаточно много людей. А здесь – добираемся целой командой либо по реке на катере, либо на вертолете, а в селе живет три человека, какой тут эффект? Еще 100 километров преодолели, еще одно село, в нем два человека живут… Но мы предпринимаем такие поездки, чтобы каждый человек имел возможность поговорить со священником, креститься, если он не крещен, приобщиться Святых Таин. Мы совершаем в этих селах литургию, иногда в полуразрушенных храмах, разгребаем завалы мусора, кирпича, расчищаем какое-то место и служим архиерейским чином. Для села это каждый раз большое событие. А еще есть села, где уже никто не живет, но там были когда-то храмы, и мы приезжаем в эти умершие села и на месте храмов ставим Поклонные кресты. Поначалу на нас смотрят, как на инопланетян. А потом говорят: «Наконец-то вы приехали, а то нас тут сектанты одолели, сколько раз уже приплывали на своих кораблях. Но мы их всех прогоняем. Мы знаем, что у нас есть своя Православная Церковь». Мы, конечно, не очень похожи на тех миссионеров, которые шли по диким местам пешком и погибали в буранах, наше миссионерство гораздо более комфортное, но оно очень много дает. И тем людям, к которым мы стремимся, и нам самим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.